Почему мы так хотим - вирусы сознания

Пытаясь вникнуть в наши собственные желания, мы часто испытываем разочарование от того, что они оказываются сильнее чем убедительная (как мы считаем) логика, основанная на принятых нами принципах. Такое ощущение например возникает у тех, кто твердо обещал себе похудеть и тем не менее только что полакомился тортиком, даже не отдавая себе отчета в том, как это произошло.

И ладно бы дело заключалось только в том, что мы проявили слабость и уступили нашим эмоциям. Мы обнаруживаем, что в этот момент наш разум, с которым накануне мы прекрасно договорились о том, что будем придерживаться оздоровительной программы, вдруг начинает искать (и находит!) убийственные аргументы, которые последовательно и вполне логично обосновывают нашу непоследовательность.

Происходящее напоминает шизофрению - такое ощущение, что в нас живут два разных человека, причем один из них нам совсем не нравится. Но является ли он человеком, вот в чем вопрос?

Если вы когда нибудь наблюдали за бедным котом, которому пришлось испытать на себе действие препарата от блох, то эта аналогия подскажет нам причины происходящего с нами. После того, как в соответствии с инструкцией ему на шею капнули небольшое количество этого снадобья, с котом произошла разительная перемена - он просто ополоумел. Вначале кажется, что таково действие лекарства; однако причина вовсе не в этом - блохи, почувствовав угрозу, начинают нещадно кусать несчастное животное, закрепляя у него в голове связку лекарство -> боль и внушая ему: НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ ДЕЛАЙ ТАК. В следующий раз кот сделает все возможное, чтобы избежать этой процедуры, хотя она является полезной для него.

Этот пример иллюстрирует механизм того, как мы принимаем решения, которые потом вызывают у нас чувства сожаления. Речь идет о том, что часть нашего сознания поражена вирусом в более расширенном толковании, чем обычно принято. Обычно под вирусами понимают микропрограмму, которая работает на физическо-биологическом уровне. Однако, эволюцию этих программ никто не ограничивает рамками физического уровня - она может распространяться на энергетические и ментальные уровни. Более того, наибольшей эффективности этот паразитарный организм достигает, эффективно сочетая взаимодействие ментальной и физической сферы.

Ментальное вирусное поражение прекрасно объясняет наше двойственное отношение ко многим вещам,например к потреблению мяса. Реальным заказчиком и потребителем этой пищи являются патогенная микрофлора и паразиты физического уровня, которые находят для себя благоприятную среду для размножения. При сокращении или прекращении мясной пищи, как и в случае с котом, инициируется процедура наказания - вброс токсинов, которые ухудшают самочувствие человека. Одновременно на ментальном уровне вирус закрепляет связку "перестал есть мясо - ухудшилось самочувствие", "мне не по себе - надо съесть хороший кусок жаркого". В результате ментальный вирус подменяет логику нашего сознания своей логикой, которая работает на него. Интересно, что в этом примере с мясом, точно также как и с курением, доза не предназначена для получения удовольствия - она снимает ломку, вызванную перерывом в потреблении. Этот эффект позволяет осознать наличие ментально-физического заражения.

При нормализации физического уровня после полного ограничения мясной пищи, когда погибают физические патогенные структуры, ментальные уровни вируса разрушаются медленнее. Они проявляют себя повышенным уровнем тревожности (правильно ли я делаю) и страхом. Ускоренному разрушению этих ментальных структур способствуют такие практики как йога и цигун.